DClub

Объявление


18.06.21 А вы знали, что у нас есть самый прекрасный котан? Его зовут Хосок и он не просто отключил рекламу на нашем форуме на месяц, но ещё и сам попиарил нас! Спасибо, милый, мы это очень ценим ❤
31.05.21 Замутили новые 5 вечеров и ни о чём не жалеем! Заходите мучать вопросами Гремори в его персональной теме!
23.05.21 А мы тут, благодаря Чаку, обновили рекламу. Заценить можно здесь.
23.04.21 ВЖУХ! И мы возвращаемся! Форум официально открыт для приема новых и старых игроков!
21.11.17 Форум официально закрыт для приема игроков. Но игровые темы, флуд, дневники - все это остается для тех, кто из постоянных обитателей захочет заглянуть в гости. Спасибо всем, кто был с нами все это время. Удачи вам в ваших новых проектах!
21.11.17 Уважаемые Партнеры! Вы можете удалить Диклаб из списка Партнеров на своих ресурсах! Вам мы также желаем успехов в игровом мире! =)
23.07.17 В рамках развития сюжета, а еще для того чтобы ваши игры были еще интереснее и насыщеннее, на форуме появился раздел События, который в ближайшее время будет стремительно расширяться. Подробнее об этом читайте в новостях.
16.07.17 А мы вновь повзрослели! Уже год и пять месяцев! Поздравлялити!
13.07.17 Если вы кого-то или что-то ищете, то сегодня ваш день! Ведь сегодня День поиска за углом. И не спрашивайте, откуда у нас такая информация. Кстати, форуму скоро полтора года. Если бы он был ребенком, он бы уже был приучен к горшку и мог сам есть из миски ложкой. Возможно, не всегда удачно.
16.06.17 Сегодня отмечается день чекушки, получившей свое название сто лет назад в 1917 году. Просто знайте об этом. =)
08.05.17 А кому сегодня ровно год и два месяца? А кто у нас уже такой большой? Если бы наш форум был ребёнком, то он бы уже уверенно ходил и умел бы имитировать звуки животных.
04.05.17 Администрация в лице вечно неуспевающих нас поздравляет всех котят с праздниками! Яркой вам весны и хороших грядущих выходных! Надеемся, что и предыдущие прошли неплохо. Отдыхайте и ни о чем не думайте! Встретимся после майских загулов. С любовью, мы. <3
25.04.17 Просьба ознакомиться со списками на увольнение и исключение из Клуба! Если вы попали туда по ошибке - дайте знать.
10.04.17 А у нас Весенняя перекличка! Просьба отметиться всем, кто планирует быть на форуме.
01.04.17 К сожалению, мы закрываем наш проект. Это были тяжёлые тринадцать месяцев, были взлёты и падения, встречи и расставания, смех и слёзы... Но, увы, с завтрашнего дня DClub прекращает своё существование. Спасибо всем, кто был с нами. Шутка! (нет)
20.03.17 Обсуждаем наше свидание в Москве!
08.03.17 Поздравляем всех любимых и прекрасных с 8 Марта!
01.03.17 С Днем Котеек, Весны и Комплиментов! Обнимайте, котяшьте, предвкушайте, любите! Пусть все будет хорошо!
17.02.17 Ребята! Просьба! Скиньте мне в личку (Оливеру), пожалуйста, способ связи с вами: аська, скайп, вк - на ваше усмотрение. Это не обязаловка, но будет намного лучше, если мы сможем с вами общаться и вне форума.
14.02.17 Хорошего и романтичного вам настроения, друзья мои!
13.02.17 Только что было обнаружено, что аккаунт для отправки валентинок не имел доступа к личным сообщениям! Приносим свои извинения и сообщаем о том, что проблема уже исправлена. Так что ждем ваших писем во имя любви и доброты! Время еще есть. =)
09.02.17 Время готовить валентинки! О том, как поздравить кого-то анонимно, читайте в новостях!
09.02.17 С Днем Рождения, DClub! Сегодня ровно год с того самого момента, как мы решили, что нужно создать очередную бессмысленную ролевую! УРА!
08.02.17 У нас появилась группа в социальной сети! Читайте подробнее в новостях! И, конечно, присоединяйтесь, если хотите. =)
13.01.17 С Наступающим вас Старым Новым годом! :D
07.01.17 Дорогие друзья! Поздравляем вас с Рождеством!
01.01.17 Всех с Новым годом! Надеемся, что 2017 будет во сто крат лучше, чем прошедший 2к16!
25.12.16 Поздравляем всех католиков с Рождеством! Дорогой Кевин, тебя мы поздравляем отдельно и желаем всего самого лучшего, тёплого и светлого! Оставляй все свои проблемы в прошлом и в будущее смотри с оптимизмом!
22.12.16 Новогодние приключения в DClub официально начинаются! Санта Ди ждет вас в своих владениях! Участвуйте в конкурсах, квестовых приключениях и играх, посетите праздничный маскарад, поздравляйте себя и друг друга! С наступающими праздниками, котаны!
07.12.16 Важнейший опрос от Оливера! Пожалуйста, уделите немного времени и дайте свои ответы как можно скорее. =)
27.11.16 Благодаря Кевину, который умеет в фотошоп, мы заняли аж 4 место на конкурсе CoffeeBreak!
11.11.16 Игра Рангов завершена. Убийца не был пойман.
10.11.16 Сегодня Клубу исполняется 9 месяцев и 0 дней! Мы по-прежнему благодарны вам всем за то, что вы с нами.
26.10.16 Сделали очередную чистку форума. У нас освободились интересные внешности и роли. Занимайте, гости дорогие!
04.10.16 Дорогие участники Игры Рангов! Поздравляем вас с распределением!
У вас есть пять дней на написание поста. Остались еще вопросы? Задайте их!
01.10.16 Дорогие игроки! Игра началась! Администрация DClub'а желает вам удачи!
Зоны поиска карт: Активные игровые эпизоды, разделы форума "DCLUB" и "Игра Рангов", а так же главная страница.
27.09.16 Особые вступления для новичиков и возвращенцев! Для всех вернувшихся участников, а также для участников, зарегестрированных с 27.09 по 30.09, возможен дополнительный прием в Игру Рангов. Не пропустите возможность ввязаться в лучшую драму этой осени!
23.09.16 В 23.59 был закончен приём основных игроков в Игру рангов.
13.09.16 Наконец открыт прием заявок на Игру Рангов. Здесь вы можете ознакомится с правилами.
30.08.16 Желание сказать "спасибо" рвется изнутри? Не души его, скажи о нем
30.08.16 Приелась цитата в шапке форума? Предложи свою!
03.08.16 У нас появилось новое развлечение! InstaDClub Есть чем поделиться? Мы будем только рады!
21.07.16 У нас произошла чистка! Игроки, которые не появлялись у нас месяц и более, были переведены в категорию пользователи. Их внешности и роли освобождены. Их анкеты и истории персонажей находятся ныне в неигровом архиве, а отыгрыши перенесены в игровой архив. Если будет желание восстановиться - пишите в личные сообщения администраторам.
20.07.16 За то, что вы больше не видите рекламу (у тех кто отключил адблок и чуем, что в основном это амс) благодарите Richard May.
20.07.16 Обновление правил. Подробнее в новостях.
16.06.16 Сорян, но администрация пытается восстановить дизайн всеми силами. Сервер, с хранящейся на нём инфой, приказал долго жить. Не паникуем, всё вернется.
P.S. всё вернулось, белки-истерички, можете расслабиться :D
11.06.16 Тем временем, нам ровно 4 месяца и 0 дней! Спасибо всем, кто с нами флудит и играет. Администрация вас очень любит и надеется на взаимность!
04.06.16 Если будут провокации, поддержание конфликта, самоутверждение за счёт другого, «у меня плохое настроение - испорчу его всем», то мы будем вынуждены ввести меры наказания. Например, начнём выдавать временный бан. Да, это неприятно. Да, вы можете уйти от нас навсегда. Но зато на форуме не будет невролинговых скандалов и ненужных уходов. Напоминаем вам, что у нас-таки есть правила.
17.05.16 Сегодня отмечается Международный день борьбы с гомофобией! Но мы же с вами геев не боимся, да? Мы же с вами геев любим, да? Особенно таких миленьких, какие собрались у нас здесь, да?
09.05.16 С праздником победы Красной армии и советского народа над нацистской Германией в Великой Отечественной войне.
02.05.16 По акции к нам пришли аж три человека. Анкеты мы их, как и договаривались, не читали, поэтому сегодня ожидали увидеть нечто, что всколыхнёт наше сознание, но нет, ребята оказались приятными и вполне себе адекватными. Всем спасибо за участие!
01.05.16 Однодневная акция "День Труда - Анкета без Труда" началась. И там ещё Христос воскрес и Мир, Труд, Май.
26.04.16 Наконец-то у нас появились для вас новости! А ещё мы акцию замутили, начнётся она 1 мая. Подробнее об акции здесь, вопросы по ней ждем в гостевой.
25.04.16 Первый закрытый эпизод! Вы не поверите! Эти двое недавно пришли на проект и уже закрыли эпизод! А также Тайлер отписал анкету! Спустя почти два месяца с момента регистрации! Ура, товарищи!
01.04.16 У всех белые спины.
22.03.16 У нас уже ведутся игры, поэтому не отставайте, придумывайте сюжеты!
29.02.16 Леонардо Ди Каприо получил Оскар за лучшую мужскую роль.
24.02.16 Не знаете, готовы ли еще к одной игре? Или просто не уверены, что найдете себе место на этой? Регистрируйтесь и просто приходите во флуд знакомиться.
21.02.16 Мы обзавелись новым дизайном, сотворенным золотыми ручками Юстаса. Сделано специально для Клуба.
16.02.16 Составлен перечень ключевых дат для Клуба.
15.02.16 Приглаживаем мелочи, форум открыт для приема игроков.
09.02.16 Принято решение создать новый ролевой проект, в котором все будет можно.


DCLUB
SLASH, 18+

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Голосуйте за нас!



Погода: ясно; штиль.
Днем +28, ночью +21.

Текущее время: 2020 год. май.



Администрация

Elizabeth Limbo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DClub » Архив первого DClub'а » [02.09.2016] i eat you alive


[02.09.2016] i eat you alive

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

всем плевать на оформление

0

2

Тот самый момент, когда в переполненную чашу падает последняя капля и воду уже не выходит остановить. Хотя, тут, скорее, подойдёт сравнение в прорванной плотиной или дамбой, а не каким то бокальчиком.
Находясь продолжительное время в одиночестве, не только физическом, но и моральном, Холт успел привыкнуть к этому состоянию, обжиться в нём и даже найти своеобразный баланс. Присутсвие Хонзы выбивало из под ног опору, слало этот баланс куда по дальше и раскручивало компас в противоположную сторону. Рату не просто терял контроль, ему жёстко сбивали полюса и он, дезориентированный, шёл в слепую, опираясь лишь на слабое седьмое чувство. Хотя, чего греха таить, и оно страшно барахлило, ведь помехи устраивала звериная похоть, которая мгновенно просыпалась, стоило Хонзе просто пройти мимо. А он ходил. Будто бы знал. Будто бы специально лишний раз вертел тощей задницей в узких джинсах. Рату был готов лезть на стену и выть диким зверем. Его страшно бесило это состояние, бесило, что он вот так запросто потерял контроль из за какого то татуированного мальчишки. Его бесил вечный стояк, который херовой удавалось прятать под толстовкой, бесила толстовка, которую теперь приходилось носить, бесил Хонза, который и вызывал этот проклятый стояк, бесил Хонзовский фотоаппарат, которым он снимал всяких озабоченных маразматиков.
Всего пару дней воздержания, чтоб уж хоть не так сильно палиться, а Рату уже чувствует себя моряком дальнего плаванья, вернувшемся из полугодичного рейса. Взгляд, усугублённый белыми линзами, становится уж совсем жутким и пугающим. От Рату разбегаются не только посетители, но и коллеги, советующие такой рожей распугивать распаясовшихся клиентов.
Середина дня, а Холт уже трижды натягивал толстовку ниже задницы и палевно поправлял выпирающий стояк, потому что, видите ли, то у Хонзы крышка от объектива упала прямо перед стойкой охраны, то он куда то тянулся и у него футболка задралась, то он совершенно случайно сталкивается с Рату и трётся о его грудь. Да сколько можно?! Есть у этого человека совесть или нет?!
Рат бросает напарнику, что идёт на обед и идёт в противоположное крыло от ресторана. Никто не смеет его поправлять.
Зайдя в какую то блядюшницу, Холт, не глядя, сгребает со стола первое, что попадается под руку - баночку с интимным маслом. Может это даже лучше смазки. Хотя, сейчас абсолютно плевать, чем вымазывать свой член, лишь бы вздрочнуть, да по быстрее, иначе шарики за ролики точно зайдут. Тонкий удлинённый носик на крышке, как бы намекает, как именно лучше использовать это масло, но Рату лишь тяжело вздыхает. Он же не кабелина обезумевшая, в конце то концов? Не будет он бегать за Хонзой лишь потому, что на него стоит крепко. Нет, лучше уйти в крепость уныния дрочить.
Кстати, крепостью оказалась просторная клодовка, в которой Рат с удовольствием заперся, не желая долго подниматься в свою комнату, а потом, так же долго, спускаться.
Поставив масло на одну из хлипких железных полок, Рат стал расстёгивать ремень, как вдруг услышал разговор. Сперва почудилось, что он уже совсем рехнулся, но потом, стало ясно, что товарищ Хонза попросту трепится по телефону. И надо было ему оказаться именно здесь и именно сейчас. Назойливый засранец...
Красноволосый парнишка опирался спиной о дверь кладовки и беззаботно болтал по телефону, но стоило ему сбросить звонок, как дверь открылась вовнутрь, лишая его опоры, а из темноты вылезли граблеобразные ручищи и уволокли к себе во тьму. Было бы жутковато, если бы не знакомый голос, шепчущий на ухо.
- Не ори, это я.
Включать свет совсем не надо, хватает и того, что пробивается из под двери.
Рату не может сдержать улыбку, хоть и пытается это сделать. Он не выпускает Хонзу из рук, не даёт ему выбора, не даёт шанса отказаться.
Мягкие губы накрывают чужие, нежно сминая их в поцелуе. Поцелуй влажный, вкусный, но уж слишком заметно, что это лишь затишье перед бурей.
- Пол дня тебя хочу... уже думал сдохну.
Он хрипло гепчет и плевать, что этой фразой рушит всю свою защиту.
Руки безбожно гуляют по чужому телу, задирают чёртову футболку, сжимают вертлявую задницу сквозь джинсы. Кажется, тепепь Рату безмерно счастлив, что схватил именно ЭТУ баночку.
- Наклонись пожалуйста.
Рату до дрожи нежен и даже голосом не выдаёт тот ураган, что рвётся наружу. Он ловко расстёгивает чужие джинсы, приспускает их, вместе с бельём. "Раздеваться нету смысла". Тут и так всё понятно. Большие ладони уже внизу, ласкают нагло и нежно, мягко сминая ещё не напряжённый член, оттягивая яйца, скользя между ягодиц, пошло надавливая на анус.

+1

3

Рату засранец. Это все, что мог сказать Том о своем когда-то внезапном любовнике. Когда тебя до ужаса трясет, когда ты хочешь снова оказаться в небольшой комнатке, заставленной мониторами, но вместо этого раз из раза натыкаешься только на суровый недружелюбный взгляд, это бесит. Чувство такое, что тобой попользовались. Поматросил и бросил, мать твою! Вот уже второй день воздержания и ни словечечка даже не сказал и не написал, а ведь отлично знает и телефон, и Телеграмм, и даже на Инстраграм подписался. В общем, было бы желание, как говорится. Обидно, блин. Тогда-то Том и решил мстить. Жестоко мстить.
«О, мистер Луговски, вы так хорошо получились, пойдемте ко мне, я вам покажу результат», - и все это у стойки охраны, где злобной скалой возвышался Рат. Еще и приобнять этого Луговски, так, чтобы изгиб поясницы чуть выглядывал из-под узкой футболки да прижаться чуть посильнее, чем того требуют их с клиентом отношения.
«Ой, упало», - наклониться за крышкой от объектива, которая как будто случайно выскользнула из пальцев. И нет, не просто наклониться. Надо встать на колени, задницей к посту охраны и полезть под стул. А ведь джинсы он сегодня надел такие тугие, что того и гляди лопнут по швам от подобных издевательств.
«Прости, увлекся. Не заметил», - напороться на Рату, как бы случайно. Посмотреть на него разноцветным хитрым лисьим взглядом, проехаться ладонью по груди, вниз, к напряженным кубикам живота, а сейчас они такие, что и урановым ломом не прошибешь. Можно было бы скользнуть ниже – совсем откровенно и интимно, приласкать член через джинсы, чтобы до мелких колючечек в кончиках пальцев ощутить, как стремительно напрягается он под жесткой тканью. И ведь так хотелось… Но нет. Его нынешняя игра стоила свеч. Довести засранца. Чтобы он либо перестал маячить перед глазами, каждый раз, когда заходишь в клуб, либо уже трахнул его как следует.
Как во все прошлые разы.
Как тогда, когда он, Томас Хонза, извивался на его кушетке с вставленной вибрирующей игрушкой в заднице. Как тогда, когда стонал срывая голос. Прикусывал губы, судорожно вздрагивал даже от одного самого малюсенького прикосновения, потому что все тело чертовски горит и умоляет одновременно и дать кончить, и помучить еще. Смотрел на Рату расфокусированным почти потерянным взглядом. Только им одним пытаясь показать, что одной, мать его, игрушки ему мало, что хочется этот самый твердый на свете член. И нет, не просто так. Просто так это для слабаков. Пусть игрушка находится внутри, пока Том дрожащими пальцами расстегивает ширинку Холта, судорожно сглатывает, обнажая возбужденный член и, предварительно проехавшись языком по упругой головке, прихватывает зубами пирсу на уздечке, чуть тянет на себя, чувствуя, как вздрагивает его охранник. Это же так сладко - довести его губами до грани. Почти до грани. А потом резко прекратить, хитро смотря на него снизу вверх, пошло облизывая покрасневшие припухшие губы.
Мммм…. Только от одной мысли об этой… такой будоражащей фантазии у Тома скручивало яйца, и он, прикрываясь сумкой от фотоаппарата, бежал сбрасывать напряжение в ближайший сортир или подсобку. Ведь если на самом деле сделать так, как хотелось… Черт. Это же так заведет Рату, так взбесит эту безэмоциональную скалищу, что потом на заднице самого Хонзы живого места не останется, и хрипеть ему еще несколько дней точно.
Ведь можно же просто подойти к стойке охраны, когда никого кроме Рата там не будет, забраться за нее, сделать вид, что берешь ключи от какой-нибудь из комнат, а самому нашептать здоровяку, насколько сильно его хочешь, вот все то, что так ярко представлялось. Ведь можно же. Но нет, гордость же. Боишься выглядеть ебливой подстилкой. Ведь ты же не такой на самом деле? Нет! Но только не с ним. С ним и колени дрожат и мысли все только о том, как отдаться, постанывая и подмахивая тощей задницей, чтобы только огромный член вошел поглубже, чтобы чувствовать его каждым сантиметром, чтобы каким-то звериным инстинктом осознавать, как судорожно сжимаются упругие мышцы вокруг ствола и самому дрожать только от одной этой мысли.
Чтобы хоть как-то успокоиться, Том набрал номер Рина. Ничего незначащий, неважный, пустой разговор. То, что надо! Успокоить нервы, перестать думать о сексе двадцать четыре на семь. Послушать о яхтах, серфинге, еще какой-нибудь хуйне. О чем угодно. Но язык хочешь-не хочешь, а все равно скользит по губам. И мысли все равно вертятся вокруг Рату. Рату. Рату. Рату. Так и свихнуться недолго. От недотраха так точно. Чем он таким моется, что его феромоны с ног сшибают? Нет, к черту. Том сейчас повесит трубку и пойдет к блядской стойке охраны. И если гребаный Холт откажется его как следует трахать, он заберется на эту самую стойку, расстегнет ширинку и начнет дрочить на глазах у изумленной публики. Потому что терпеть уже просто невозможно. Вот совсем. Не-воз-мож-но.
- Ладно, Ри, я завтра загляну, если получится. Да. Пока, - повесить трубку и откинуться спиной на дверь, чуть прикрыв глаза.
Думать о друге. Думать о друге, пока снова не встал. А что если заглянуть в эту коморку за спиной? Тут тихий коридор, мало кто ходит. Никто и не узнает, а легче однозначно станет. Да и к Рату уже немного удовлетворенным идти как-то сподручнее, а не когда дохнешь только от одной мысли о нем. Том воровато оглянулся и уже было думал юркнуть за дверь, как она распахнулась сама и его силой втащили внутрь.
- Что за?! – успел выдохнуть он, но, поняв кто это, только довольно улыбнулся и, практически не думая, прижался всем телом в затащившего его сюда Рата. – Придурок. Напугал.
Поцелуи, колючая бородка, за которую так хочется нагло дразняще укусить, жесткие теплые от жара тела пирсы. Том еле сдержался, чтобы не застонать в голос прямо так, в губы, наплевав на то, что вообще-то они оба на работе и мимо все-таки может кто-нибудь пройти. Он ведь тоже его хотел. И не пол дня. Уже чертову бесконечную уйму времени! Прям вот с сотворения Вселенной и хотел.
- Наклониться? – Том развернулся спиной к Рату, поймал его за руку, которая сейчас так умело за считанные секунды довела до того, что член уверенно начал упираться в живот. – Так? – он прогнулся, неглубоко, совсем несильно, только чуть отставляя задницу, а руку здоровяка устроил на своей пояснице, чтобы он не пытался в неровном свете из-под двери угадывать, а все чувствовал сам. – Так? – прогнуться еще сильнее, проехавшись ягодицами по паху Холта, да так, что по телу побежали мурашки от осознания насколько крепко сейчас у него стоит. – Или так? – ухватиться цепкими пальцами за ручку двери, чтобы случайно не пропустить никого лишнего и прогнуться очень глубоко, разводя ноги в стороны шире и вжимаясь щекой  в дверь.
- Так тебя устроит? – блеснуть глазами из-под красной челки и сладко вкусно застонать, принимаясь, как текущая сучка медленно тереться задницей о пах.

+1

4

Даже в это мгновение Томми уличает шанс подразнить. Сукин сын. Странно, что за ним не бегает толпа голых мужиков с матрасами, ведь от него, буквально, воняет сексом.
Рату сдавленно и хрипло мычит, вжимая пальцы в поясницу, перемещает ладони ниже (или уже выше?), и лапает задницу, когда Том сгивается настолько, что его тощий зад оказывается выше головы.
- Да, хорошо... - завороженно шепчет Рат и хватается за чёртову баночку.
Яйца сводит так, что серьёзно задумываешь над кастрацией, ибо, нахер это дерьмо. А Хонза не унимается и трётся о член, который уже готов порвать к херам и молнию и плотную ткань штанов. Он даже побаливает от того, как стянут, и Рату сперва его вытаскивает наружу, едва присмуская штаны и бельё, оставляя их на заднице, чтобы, в случае чего, можно было быстро одеться.
Он трогает Томми везде, и нащупав стянутую дырку, капает на неё пару капель масла, начиная тут же размазывать его большим пальцем.
"Ты будешь терпеть, а я буду тебя трахать, т.к. времени на долгие прелюдии просто нет, да и желания тоже."
Тонкий носик плавно входит в неразработанную задницу. Почти не ощутимо. Рату надавливает на пластиковые стенки и внутрь начинает литься масло. Оно не достаточно тёплое, как бы этого хотелось, но из за жара тела, очень быстро примет нужную температуру. Надо то не много, просто чтобы можно было войти, но Рату увлекается и выдавливает всё. Это уже ощутимо. Очень ощутимо. Баночка была средней и ещё не пользованной. Хонза, скорее всего, буквально ощущает, как его зад наполнился маслянистой житкостью, а Рату сносит от этого голову. Сейчас внутри будет не просто мокро, будет чёртов потоп и маслянистые врызги обязательно останутся на штанах, когда Рату будет озверело вбиваться в тощий зал. Всё будет пошло хлюпать и чавкать. Как это заводит... Масло испачкает всю задницы, будет стекать по ногам, аж до колен, зальёт все джинсы...
Рат тихонечко взвыл, представив эту картину, и вытащил тонкий носик банки из, что ещё, почти девственной, задницы. Он не проникает даже мизинцем, лишь шлёпает и чувтвует как от неожиданности, наружу прорывается пару капель.
- Иди сюда, тебя так будет слышно.
Толком не разгибая Хонзу, Рат оттаскивает его к дальней стене (благо, каморка не большая) и вжимает в неё лицом и ладонями. Ему нравится, как Томми неудобно стоит, держа зад выше головы. Маленький пошлый страус. Ему нравится, как дрожат его ноги, и это заметно, даже в темноте. Он сводит их вместе, заставляя чуть ли не привстать на носочки. Такая неудобная поза для Томми, такая неустойчивая... То что нужно.
Рату выжимает из баночки последние капли и растирает по своему члену. Ничтожно мало, но ему хватит. Приставив головку, но не может удержаться и сперва играется, размазывает вытекшее масло, цепляет пирсой стянутый сфинктер. Он чуть налоняется вперёд, упирается левой ладонью в стену.
- Будет больно, малыш. И тебе стоит вести себя тихо.
Это утверждение, а не просьба. Заткни свой ротик, киса, или тебе заткну его я.
Рат плотно приставляет головку к сжатой дырке и начинает упрямо входить. Всё скользко и влажно, а внутри 300 мл помощи, и всё равно, входить чертовски сложно. И с губ Хонзы срывается болезненный несдержанный стон, от которого Рату очень пытется на кончить сразу. Его член становится ещё твёрже (хотя, куда уж больше). Выходит, практически, входить в Томми камнем, который отказывается гнуться хоть как либо. А внутри так блятски тесно, что, кажется, кровь перестаёт поступать в член, так сильно он оказывается пережат.
- Твою ж мать...
Рат шумно выдыхает и, медленно-медленно, войдя на половину, уже убирает руку с члена, сжимает ей бедро и, в прямом смысле, натягивает Хонзу на себя, входи плавно, но быстро, до конца.
На этом моменте можно смело терять рассудок и отправляться в психушку. Так тесно, так горячо, и так мокро. Ещё и попискивающий от возбуждения и боли Хонза... Ну полный комплект начинающего психа.
Холт бедёт себя в руки, и начинает медленно двигаться. По сути, он просто внутри, слегка елозит членом по пиздецки тугим стенкам, цепляется пирсой, слишком тревожит уздечку, толком даже не делая ничего. Он реально готов так кончить, едва шевелясь внутри и даже не выходя. Это какой то психоз и если не прекратить, всё именно так и будет.
Стиснув зубы, Рату принимается двигаться сильнее, но всё равно, пока слишком медленно. Он выходит немного, буквально на одну треть, но этого достаточно, чтобы масло начало течь наружу.
Уцепившись рукой за вздёрнутую футболку, Рату попытался чуть ускориться, но теперь, он толком не входил до конца, не давая телам соприкасаться, чтобы лишить их лишних звуков.
Получалась какая то гребучая хрень. Рат готов был выть от желантя отжарить Хонзу ПО НАСТОЯЩЕМУ, а не так, шарахаясь от каждого звука. Да и Хонза уже, попривыкнув, нагло просил больше, а Рат и рад бы дать это "больше", но палево же.
Плюнув на страхи, Рату взят Томми под живот, надавливая, чувствуя ладонью своц член внутри, заставляя масло вытекать с новой силой, и стал размашисто и уверенно трахать, держать на пиздецки кайфовой скорости, но только разогревая Хонзу, разгоняясь.
Рат дышит глубоко и шумно, как при беге. Он слишком откровенно кайфует. И пусть скорость не сумасшедшая, он ловит то самое нужное опьянение, и надеется, что Томми тоже его поймал.
Заморочки начинают отпускать и Рату уже готов приступить к полноценному радео, как вдруг в дверб стучат. СТУЧАТ, БЛЯТЬ! А ОНИ ТУТ СТОНУТ!
Матернувшись, Рат резко отстраняется, пытается быстро одеться, но с намасленным стояком это получается хреново.
Кое как застегнув штаны и натянув толстовку по самые не балуйся, Рат выуживает из кармана ключи и отдаёт Томми.
- Идёшь в мою комнату, через пол часа буду, жди.
Он даже не целует, ибо тупо некогда, а поцелуй сейчас затянется МИНИМУМ на пять минут.
Приоткрыв дверь, он выставляет свои сложные угрюмые щи и сталкивается с одним из охранников. Детина здоровый, но лицо, как у школьника.
- Рат?
- Чего тебе, блять?
- Что ты тут делаешь?
- Дрочу, блять! Не твоё собачье дело, Фред!
- Ладно-ладно, извини...
Холт бубнит и матерится, но уводит Фреда от каморки, давая возможность Хонзе уйти не замеченным.

0

5

Как же Том этого хотел! Как же Том ждал этого! Вся его сущность буквально ликовала от рук, прикосновений, спертого тяжелого дыхания, хриплого низкого шепота.  Он смог добиться своего. Смог достать Рату, чтобы не только самому Хонзе башню рвало, но и здоровенному татуированному охраннику. И это чувствовалось не только в горячих ладонях, но и в звенящем вибрирующем воздухе, в котором уже заканчивался кислород.
Неудобно? Плевать. Бедра дрожат? Да! Мать вашу да! Ноги у Тома дрожали даже, когда он просто думал о Холте, что уж говорить теперь, когда в неразработанную дырку уткнулся острый неприятный носик какого-то флакончика? Плевать на неудобства! Что угодно, лишь бы внутрь вошло что-нибудь посущественнее. Да, секса не было давно. Плевать, что в понятии Тома «давно» было всего несколько дней назад. Так хотелось, чтобы упругая головка и каменный стояк сейчас проникли внутрь. Он стерпит. Он стерпит эту первую боль, потому что знает, что там, дальше, будет так круто, что он не просто думать не сможет – дышать то будет тяжело.
- Пожалуйста… - Том охнул и вздрогнул, когда внутрь неподготовленного тела полилось масло. Много масла. Чертовски много масла.
Он непроизвольно сжался, чтобы не выпустить ни капли. Настолько сильно, что даже этот растреклятый носик еле-еле выходил из тела. Член мелко подрагивал, размазывая по напряженному животу и футболке выступившие белесые капли. Черт возьми, только от одного осознания, что сейчас произойдет, Том готов был кончить. Прямо так – стоя в неудобной позе, крепко зажимая в себе масло, без рук, без дополнительных ласк. Это какое-то сумасшествие. Член Холта – почти что идол, на который он готов молиться.
Держать. Держать масло. Он знает, как Рату не любит, когда портят его игры. Разве что он сам их портить своим нетерпением. А ведь Том уже успел привыкнуть к тому, чтобы доводить своего здоровяка до этого самого нетерпения. Он привык, что его каждый раз пытаются порвать. Каждый раз первое проникновение тягуче-болезненное, но такое блядски желанное, что готов ползать на коленях, скулить и вылизывать член Рату, лишь бы только почувствовать это все снова.
Это бесило. Собственные слабости бесили. Но он ничего не мог с собой поделать. Поэтому все еще стоял, наклонившись так глубоко, что даже сжимать ягодицы было чертовски тяжело. Он так хотел этого. Так ждал. Все тело потряхивало. И когда наконец член Холта начал проникать внутрь, не смог сдержать громкого каждому дураку снаружи понятного вскрика. Еще и масло потекло по поджатым яйцам и бедрам. Том тяжело застонал и повернул голову, стараясь рассмотреть в темноте лицо Рату. Очень хотелось видеть, что он чувствовал сейчас все то же самое.
Инстинкты не давали до конца расслабиться. Том чувствовал все, и какой горячий, какой твердый его здоровяк, и жесткую пирсу, дергающую слизистую внутри. Но он не мог расслабиться, чтобы не выпустить масло. Это какой-то автомат. Что-то уже успевшее въестся в подкорку. А оно вытекало. Медленно, непреодолимо. Это нельзя было остановить. Как блядский сексуальный поршень.
- Ах! – в голове зазвенело, когда Том понял, что практически весь член внутри. Практически.
Хонза кусал губы, чтобы не выдавать себя стонами, которые буквально раздирали его глотку, он дрожал и прогибался почти до хруста в пояснице. Боль была. Да, черт возьми, она была сильная, острая, но Том даже не пытался толком расслабиться, оставаясь на границе того, что двинь Рату бедрами чуть сильнее, и он порвет его. Сдавленный скулеж все сильнее вырывался из груди. Из уголков глаз потекли предательские слезинки.
- Рату… Рату… Рату, сильнее… пожалуйста… Так долго… ждал…
И Холт не разочаровывает его. Он вообще никогда его не разочаровывает. Напор снова становится таким, каким Том привык. Он вынуждает, заставляет подчиниться и расслабиться, чтобы те кайфовые охуенные движения можно было почувствовать в полной мере. Чертов демон, сводит его с ума. Нельзя же так!
И вдруг… Хонза еле успел прикусить губу, чтобы не послать нахуй того самого мудака, который посмел стучаться в дверь их уютной коморки. А дальше все было как во сне. Твердый член покинул тело, вместе с остатками еще невытекшего масла, всунутый в руку ключ и едва слышное обещание продолжить совсем скоро. Но это самое «скоро» для Тома что-то совершенно невообразимое. Как чертова пропасть.
Когда голоса немного утихли, он все-таки заставил себя натянуть узкие штаны, заправить в них каменный стояк, и тихонько выскользнуть из коморки, чтобы тут же отправиться туда, куда сказали. Он не собирается сейчас останавливаться на полпути и дождется Рата даже если мудак припрется под утро.

***
В комнате стоял привычный полумрак. Свет шел только от мониторов, но Тому этого было достаточно. Яркий свет коридора и без того неприятно резал глаза. Он сел на кушетку и поерзал, пытаясь устроиться поудобнее. Все еще стоящий член изрядно мешался и требовал продолжения, а измазанная в масле задница неприятно хлюпала при каждом движении. Пять минут сидения в тишине. Неимоверно долгие пять минут, когда ты до одури хочешь. До такой одури, что готов сорвать с себя всю одежду и дрочить до стертых подушечек на ладонях.
«А что если… Совсем немного?» Нет, ну бред же… Лучше просто дождаться Рата. Осталось то каких-то минут двадцать. Ну может пятнадцать. А может и дольше? Вдруг этот мудак Фред задержит Холта дольше. До утра. От осознания, что придется находиться здесь в таком состоянии, Том чуть не взвыл в голос. К черту! Он ведь совсем немного. Чтобы не потерять это самое острое, почти болезненное возбуждение.
Стянуть узкие джинсы, сесть на кушетке, широко разведя ноги и прикоснуться кончиками пальцев к собственному члену. Даже это мимолетное касание вырвало из его груди стон. Нет. Так не пойдет. Если он продолжит в том же духе, то рискует кончить слишком быстро. И вот это Рата может совсем не обрадовать. Значит, стоит продлить удовольствие. Том обвел кончиками пальцев поджатые яйца и скользнул ниже к влажной чуть растраханной дырке. Черт… Как же влажно, как же манит. Один палец… Нет… Мало… Он ведь даже не мизинец Холта. Слишком мало… Скользнуть второй рукой под футболку, сжимая напряженный сосок и одновременно с этим втолкнуть внутрь еще два пальца.
- О да!
Вот так… вот так уже лучше. Протолкнуть их чуть глубже, так как любил делать Холт и плотно сжаться вокруг них. Начать ласкать собственную простату. Взгляд затуманился. Да… Да… Вот так хорошо… Но все равно не то… Все равно мало… Еще и неудобно. Хочется еще глубже. Том неудовлетворенно застонал и отстал от собственной задницы. Взгляд судорожно зашарил по комнате, пытаясь найти выход, а заодно и зацепив взглядом часы. Еще пять минут прошло. Как же нестерпимо тянется время. Вот бы добыть что-нибудь еще. Хоть что-нибудь хотя бы отдаленно напоминающее твердый крепкий огромный член Холта.
- Игрушки!
В их вторую встречу Рату вытаскивал откуда-то из-под кровати весьма интересную коробочку. Том свесился с кровати. Да! Вот она! Он воровато оглянулся и вытянул ее из темноты, тут же вскрывая и задыхаясь только от одной мысли, что да… Он сможет сгладить ожидание даже если чертов придурок вздумает явиться под утро. Вот этот черный… Большой… Тверже всех остальных и на присоске. Он почти такой же большой, как вот эта пробка. А пробка - это тоже своеобразный кайф, когда широкая часть так приятно дергает сфинктер, как плотно он ее обхватывает.
Но нет… Пробкой он воспользуется только если Холта не будет слишком долго. А вот этот огромный член подходит идеально. Главное не прикасаться к собственному члену. Том выудил игрушку и прикрепил присоской к стулу. Задница примет его. Примет его глубоко, на всю длину. Том сможет. Он перекинул ногу через стул, устраиваясь верхом и спиной к двери, направил твердую головку в себя и плавно опустился, почти усаживаясь на стул.
- Бббляяять…
Да… Именно эту игрушку Рату покупал, явно ассоциируясь с собственным членом. Так чертовски хорошо, что даже можно себе позволить представить, что это сам Холт, что это его член, а не maid in Taiwan.
- Вот так… да… - выдохнул Хонза, принимаясь медленно двигаться.
Да… Именно так делает Рату, когда только входит в него. Медленно, не неотвратимо. А еще его руки шарят по разгоряченному телу, специально обходя член. Том не смог сдержать сладкого вкусного абсолютно блядского стона. Но затем… Затем, когда член проникает до самого конца, когда Холт чувствует своим пахом его поджатые яйца, его срывает. Он начинает трахать больно, размашисто, сильно, лупит по заднице… Вот это сейчас недоступно, но резко насаживаться на крепкий упругий член не мешает ничего. И именно это Хонза и делает, постепенно теряясь в ощущениях и не понимая, где он и что делает.

+1

6

Мудачина Фред. Мудачина, мудачина, мудачина!
Лишь эти мысли крутили у Рата в голове, когда он шёл по коридору вместе с незатыкающимся Фредом. Охранник нёс отборный бред, который и в обычный то день вызвал бы на лице Рату лишь оттенок негодования, но сейчас это делало его смурнее грозовой тучи. Каждое слово, как дополнительная капелька воды... нет. Как дополнительная горсть земли на могилу!
Член обмяк только благодаря этому бесполезному трёпу и Холт даже быть немного этому рад. Всё же, ходить с такой елдой... ну не удобно же!
Очередная фразочка добила. Психанув, Рату послал Фреда, проклял каждого члена его семьи, обвинил во всех смертных грехах и гордо удалился. И никому ведь не скажешь, что ноги подкашиваются лишь от той мысли, КТО ждёт его в комнате, разогретый до предела.
Лифт не приходит слишком долго, и Рату гребёт по лестнице, лишь бы скорее ворваться в комнату. А ворваться то и не получается. Стоит бросать курить, ведь дыхалка ни к чёрту. Запыхавшись, Рату всё же входит в свою комнату и тихо охеревает от увиденной картины.
Давай ка, закрывай дверь, сползай по стеночке, и дрочи, как умалишённый, глядя на то, как эта бестия насаживается на крупную игрушку и скулит, как дорогая порно звезда.
Разум точно помутился от такого. Рату даже немного отсупился, чем привлёк к себе внимание.
- Не останавливайся.
Сказано холодно, жётко, слишком походит на приказ. Не плохо играешь, Холт, раз можешь не выдать дрожь в голосе.
Рат стягивает с себя заебавшую толстовку и швыряет на пол. Он голый, потный, но как же всем плевать...
Стянув с себя ботинки, штаны и бельё и, радостно разбросав всё это по полу, Рату устало прошёл в ванну, обходя прыгающего на члене Хонзу. Дверь ванны запирать ни к чему, лучше дать любовнику насладиться видом своего крепкого голого зада, пока моешь член в раковине, пытаешься оттереть это ебучее масло и не оставить мыла на коже.
Стоны Хонзы быстро приводят член в рабочее состояние, так что, когда Рату подходит к нему, даже не нужно тратить время на подготовку.
- Веселишься без меня?
Он не грубо шепчет, почти не вкладывает в эту фразу эмоций, оставляя её нейтральной, склоняется и тянет Томми к себе за подбородок. Кончик языка проходится по сухим губам и нежно проникает в рот, игриво ласкает, специально давая пошалить с пирсой.
- Сядь на него, малыш... Он должен быть поооолностью в тебе... по самую присоску... Тебе же так нравится, да? Когда тебя так сильно тянут... когда так глубоко трахают...
Выпрямившись, Рату показушно себе дрочит, после чего, подносит головку к губам Хонзы. Не нужно даже просить, его малыш и так знает что делать, и делает это с бешеным рвением так, что Рату аж запрокидывает голову и хрипло выдыхает пошлое "да". Рату хорошо с Хонзой. В смысле, пиздецки хорошо. Сложно представить, чтобы он хоть кого то в своей жизни хотел сильнее.
- Да, малыш, да... Обожаю твой ротик...
Сдержанность ни к чёрту. Рату берёт в кулак красные патлы на макушке и принимается трахать этот самый обожаемый ротик. Он не торопится и не срывается, даже старается быть аккуратным, и всё же, глухо рычит и заворожённо смотрит на то, как его член пропадает под опухшими губами, стонет от сумасшедших ощущений, когда головка упирается в горячее горло, умирает, видя, как твёрдый ствол, мокрый от слюны, показывается наружу.
Можно заставить сосать эту самую течную сучку в мире, пока не кончит. Рату или Хонза, не важно. Кончил бы один, затем кончил следом другой... Или же нагло спусть в этот ротик и любоваться тем, как неудовлетворённый малыш бешено скачет на игрушке, тянет свою звдницу до предела, дрочит и жалостливо хнычет, потому что этого дерьма всё равно не достаточно. Он может сесть хоть на Биг Бен, но он не будет доволен, только если этим Биг Беном не будет двигать Рату. Пожалуй, такой расклад слишком жестокий, да и сам Холт даже примерно не насытится простым спусканием в ротик. Ему жизненно необходимо вытрахать из Хонзы остатки жизни, которые в нём ещё теплятся и оставить его в разъёбанной в хлам дыркой, лежать сверху и тихо постанывать. Потому что говорить не может. Потому что двигаться - слишком большая роскошь.
- Тебе нравится твой новый друг? - спрашивает Рат и убирает свой член подальше, потому что действительно хочет знать ответ. - Он тебя сильно тянет? Слишком сильно? Или Томми может ещё принять в себя?...
Рату растекается в звериной ухмылке. У Хонзы нет шансов уйти отсюда живым.
Хонза приподнимается со стула, и Рат берётся рукой за показавшуюся часть игрушки. Она горячая, скользкая... это пиздецки заводит, но никак не помогает её отцепить от стула. Рат прокручивает игрушечный член, и Томми это не может не почувствовать внутри, когда всё так натянуто. Он дёргает и, в очередной раз, срывает присоску, но рука не стопорится и игрушка резко вгоняется в тесную задницу.
- На кровать. И не смей его вытаскивать. Он останется в тебе.
Да, тебе будет больно. О, малыш, я покажу тебе новые границы твоих возможностей... Сегодня нас в тебе будет двое.
Сорвав с Хонзы футболку, Рат толкает его на кровать, лицом в подушку. Задница уже отклячена и умоляет её наполнить, но Рату медлит. Маленькая шалость... Он берётся за присоску и несколько раз плавно двигает игрушку в Томми. Масло блядски блестит и немного вытекает. Неужели ещё что то осталось? Это даже к лучшему... ведь добавки не будет.
Чуть вынув игрушку, Рат вжался сверху, плотно прикладывая головку. Смазка на члене - лишь слюна Хонзы.
- У вас есть право хранить молчание... но что то мне подсказывает...
Он толкается внутрь и нихрена не выходит первые раза три. Потом головка тесно проникает, от чего хочется завыть. Член дико передавливает и это действительно болезненно, но хуй там кто остановится. Рат лишь озверевши рычит на ухо "хочешь орать, ори" и входит дальше.
Он и сам теперь в молчанку играть не может. Слишком тесно. Просто невыносимо. Но даже если он спустит, всё равно не выйдет и, восстановившись, продолжит.
- Что... нужно... сделать... чтобы твой зад перестал быть таким тесным, а? Трахать тебя почаще? - Рат хрипит и толкается глубже. - Ты пиздец, малыш.
Потолкнувшись до конца, Рат крепко вжимается бёдрами, аж выгибается и мелко дёргает членом внутри. Последние шалости, перед тем как начать по-настоящему трахать Хонзу.

0

7

Наверное, пару недель назад, Тома бы несомненно смутило внезапное появление Рата. Возможно, он бы даже спрыгнул с игрушки, впрыгнул бы в узкие джинсы и попытался бы сбежать в закат, сгорая от стыда и кляня себя на чем свет стоит. В конце концов, он не то чтобы так уж привык демонстрировать все свои прелести другому человеку. Но это же Рату. Он трахал его огромной игрушкой в процессе того, как добивал Тому рукав. Он заводился с пол оборота, стоило только Хонзе провести языком по нижней губе или чуть ее покусать в задумчивости. Только один вид этого здоровяка заставлял шумно со свистом втягивать воздух через сжатые зубы, особенно, когда представляешь его возбужденным, когда чуть приоткрываешь рот, чтобы поймать те самые первые секунды, от которых бросает в возбужденную сладкую дрожь, только от того, что мягких обычно к тому моменту зацелованных губ касается горячая упругая головка. Чуть солоноватая, с капелькой смазки. А потом, ты плавно насаживаешься на уже камнем стоящий член, вбираешь его в себя, чувствуя как больно натягиваются уголки губ, и ждёшь, когда же Холту окончательно сорвёт планку, и он вцепиться пальцами в красные волосы, чтобы засадить свой член поглубже.
Черт возьми, мысль о минете заводила Тома сейчас куда сильнее, чем все остальное. Особенно, когда он все ещё насаживается на игрушку. Особенно, когда Рату смотрит. Он видит все. Черт возьми, каждый миллиметр чертова фаллоиммитатора, который то пропадает внутри Тома, сильнее растягивая мышцы сфинктера, то наоборот появляется снова.
— Тебе нравится? - Хонза чуть ухмыльнулся, совершенно не напугавшись холодности тона, и, наоборот, прогнул поясницу сильнее. - Ты долго ходил. Я соскучился.
Смотреть на голого Холта даже со спины, где видна его охуенная задница, было не достаточно. Том хотел его рядом. Максимально близко. Клал он болт на то, что Рату там делает со своим член. Он с этим самым членом должен быть тут! Рядом! Сжимать в объятиях, рычать, растягивать его задницу гораздо сильнее, чем блядская игрушка.
И Томми застонал. Сначала тихо, низко, а потом, изменив угол проникновения силиконового друга, уже чуть громче, с тихим нетерпеливым всхлипом. Нет, чертов придурок Холт точно издевается над ним. Специально тянет. Хочет довести до полубезумного состояния, когда Томми уже будет сам просить, чтобы его трахнули. Больше никак не объяснить этой ебучей заминки и абсолютно ненужного сейчас моциона.
Да, похоже именно это и сработало. Рату вернулся, пришёл, обратил на Тома внимание. А Том уже терпеть не мог, он тихо поскуливал и смотрел снизу вверх, тянулся к губам, потому что это та самая близость, которой сейчас хотелось. Нежность, немного грубая, в стиле Рату, но нежность. Именно с этого Хонзу начинало потряхивать, как в ознобе от высокой температуры, когда сначала тяжелая рука сильно, больно припечатывает по напряженным ягодницам, да так, что потом останутся синяки, а чуть спустя, когда все закончится, та же самая рука становится до невозможности мягкой и ласковой. Чччерт…
Твёрдая пирса, она так чувствительно проходится по раскрасневшимся припухшим губам, но нет, Томми не лезет обниматься, он только втягивает язык в рот, посасывает, дразнится, продолжая плавно покачиваться на игрушечном члене, потому что отлично понимает, что от этого маленького перерыва нужно брать все. Потом шанса не будет.
И да, уже минуту спустя, Томми, как заводной, снова скачет на игрушке, отсасывая Холту, как последний раз в жизни. Как хотел парой минут ранее. Представляя, что огромный твёрдый член не только во рту, но и вытряхивает сейчас его задницу. Мммать вашу, два члена Рату. Два гигантских члена. Они так тянут, что почти больно. Он так хочет, чтобы у Рату было два члена, которые будут почти на границе, чтобы порвать. Так, чтобы уже даже не скулить, а выть в голос, кричать, не сдерживаясь. Чтобы блятский клуб весь целиком и полностью знал, кто сейчас дерёт Хонзу, как последнюю сучку.
Томми не сразу понял, что хочет от него Рату. Он мог только разочарованно застонать, когда тот отстранился. Ведь он же уже почти… они уже почти. Ведь это так сладко, а Холт, мудак, все обламывает на самом интересном месте.
Смотреть на голого Холта даже со спины, где видна его охуенная задница, было не достаточно. Том хотел его рядом. Максимально близко. Клал он болт на то, что Рату там делает со своим член. Он с этим самым членом должен быть тут! Рядом! Сжимать в объятиях, рычать, растягивать его задницу гораздо сильнее, чем блядская игрушка.
И Томми застонал. Сначала тихо, низко, а потом, изменив угол проникновения силиконового друга, уже чуть громче, с тихим нетерпеливым всхлипом. Нет, чертов придурок Холт точно издевается над ним. Специально тянет. Хочет довести до полубезумного состояния, когда Томми уже будет сам просить, чтобы его трахнули. Больше никак не объяснить этой ебучей заминки и абсолютно ненужного сейчас моциона.
Да, похоже именно это и сработало. Рату вернулся, пришёл, обратил на Тома внимание. А Том уже терпеть не мог, он тихо поскуливал и смотрел снизу вверх, тянулся к губам, потому что это та самая близость, которой сейчас хотелось. Нежность, немного грубая, в стиле Рату, но нежность. Именно с этого Хонзу начинало потряхивать, как в ознобе от высокой температуры, когда сначала тяжелая рука сильно, больно припечатывает по напряженным ягодницам, да так, что потом останутся синяки, а чуть спустя, когда все закончится, та же самая рука становится до невозможности мягкой и ласковой. Чччерт…
Твёрдая пирса, она так чувствительно проходится по раскрасневшимся припухшим губам, но нет, Томми не лезет обниматься, он только втягивает язык в рот, посасывает, дразнится, продолжая плавно покачиваться на игрушечном члене, потому что отлично понимает, что от этого маленького перерыва нужно брать все. Потом шанса не будет.
И да, уже минуту спустя, Томми, как заводной, снова скачет на игрушке, отсасывая Холту, как последний раз в жизни. Как хотел парой минут ранее. Представляя, что огромный твёрдый член не только во рту, но и вытряхивает сейчас его задницу. Мммать вашу, два члена Рату. Два гигантских члена. Они так тянут, что почти больно. Он так хочет, чтобы у Рату было два члена, которые будут почти на границе, чтобы порвать. Так, чтобы уже даже не скулить, а выть в голос, кричать, не сдерживаясь. Чтобы блятский клуб весь целиком и полностью знал, кто сейчас дерёт Хонзу, как последнюю сучку.
Томми не сразу понял, что хочет от него Рату. Он мог только разочарованно застонать, когда тот отстранился. Ведь он же уже почти… они уже почти. Ведь это так сладко, а Холт, мудак, все обламывает на самом интересном месте.
— Мне нравится мой старый друг куда больше, - прозвучало немного сварливо, но, блять! Нельзя так… - Ах!!!
Томми вскрикнул и сильно напряг низ живота, когда игрушка вдолбилась внутрь до самого конца. Он чувствовал ее всю, ноги подрагивали, а собственный член и без того напряженный до предела плотно упирался в живот, размазывая по нему обильно текущую смазку. Даже с тычка Холта пройти эти несколько шагов до кровати было тяжело. Обнаженный, напряженный, с игрушкой внутри, от которой видно только присоску. Томми быть может и попробовал сделать это грациозно, но не мог. Ему просто безумно, до одури хотелось, чтобы Рату уже наконец-то трахнул его. Чтобы чертов спермотоксикоз, который развился за несколько дней воздержания наконец-то прошёл. И он мало понимал, чем это грозит его заднице.
— Я буду… тттихо… Ох, блять!!! - Томми взвыл, резко притянул к себе подушку и вцепился в неё зубами.
Его затрясло, сильно, чувствительно, он напрягся всем телом и крепко, на автомате сжал в себе и проклятую игрушку и член Холта. Это было слишком. Это было много. Это было невозможно много! Он не сможет! В него не влезет! Плевать на целый бутылёк масла! Это невозможно! Невозможно! Невозможно!
— Б..б...бляяяяяять! - выгнуться в пояснице, почти до хруста, отставив задницу ещё сильнее. - Бляяяяять!!!
Томми не понимал насколько громко орет. Он просто чувствовал, как болезненно растягиваются мышцы, принимая в себя сразу два огромных члена. Все как ты хотел, Томми. У Холта их теперь точно два. И они оба внутри. Глубоко, невозможно глубоко. И они оба отдерут тебя так, что встать ты не сможешь. И ходить пару дней точно тоже. Только лежать на этой самой койке, кверху растраханной задницей, слабо постанывать и чувствовать, как из неё вытекает сперма, смешанная с остатками масла. И блять так и будет. И Холт сможет трахать его без подготовки когда угодно за эти несколько суток. Потому что Томми не сможет сопротивляться. Потому что он не захочет сопротивляться. Потому что этот блятский дракон по имени Холт заставляет подчиниться. Потому что он ебучий наркотик, на который по дурости Хонза подсел.
И боль отступает. Ебуче медленно, плавно. Собственный член снова напрягается и крепко упирается в живот. Томми принимает в себя все. Целиком и полностью. А потом по-лисьи изгибается, чуть поведя задницей из стороны в сторону, чтобы Холт почувствовал все на полную катушку и хрипло, чуть ухмыляясь, простанывает:
— И долго… ты… собираешься… тянуть?.. Трахни меня уже как следует.

+1

8

Надо бы прерваться и исключить эту мешающую игрушку из уравнения. Но такие острые ощущения, это что-то, и Рату не готов от них так быстро отказаться. Надо бы заткнуть Хонзе рот, ибо он так поднимет на уши всю округу. Но эти болезненные громкие, с надрывом, крики вытряхивают душу из Холта и неумело впихивают обратно.
Это болезнь. И надо бы полечиться, но Рату плюёт на всё и продолжает трахать, терпеливо ускоряясь, громко хрипя от дикой тесноты, но отказываясь останавливаться.
Ощущения слишком невозможные, и Рату готов сдаться, но наглая лисья морда заставляет вновь сменить религию и уверовать в нового бога. Ему всегда мало. Хонзе всегда мало. Это бы стоило уже запомнить, но Рату, каждый раз ищя новые пределы рыжего, в итоге, находит только свои.
- Как следует? - сдавленно говорит Рату с долей удивления.
Да какого там удивления... Шока! Неужели эта тесная задница настолько ненасытна?
- Как следует...
Рату встаёт на колени, крепко зажимая в руках узкие бёдра и принимается долбить, что есть сил. А сил, надо признаться, на самом деле не так уж и много. И Рату стонет. В голос. Хрипло. Надрывисто. Очень стараясь не отключиться от сумасшедших ощущений. Но всё же, он яростно втрахивает Хонзу в матрас добрые минут пятнадцать, не давая ни себе, ни ему, передохнуть, вырывая раскалёнными клещами из его глотки разрывающиеся крики. И, конечно же, он упускает контроль и кончает. Внезапно. Глубоко. Теряясь в ощущениях.
В глазах темнеет и этот оргазм, чёрт возьми, очень даже физически болезненный. Рату выходит и оседает на колени, тяжело дыша и подтягивает на себя опустившиеся бёдра Хонзы. Его задница покрасневшая, растраханная, и даже чёрная игрушка внутри даёт это рассмотреть. А ещё, если ей немного подвигать, он показывает, как из Хонзы вытекает свежая сперма, которую в него загнал Рату. И видя это, охранник ясно понимает, что он ещё нихуя не закончил.
Он вытаскивает игрушку и пошло растягивает задницу. Растянутая, красная, выпачканная маслом и спермой... Никакое порно так не возбуждает, как ЭТО. Рату сплёвывает прямо в дырку, сминает сфинктер пальцами, извращённо наплюдая за тем, как все жидкости перемешиваются, а потом сплёвывает ещё и ещё. Всё это так пиздецки грязно, и Рату ловит с этого особый кайф.
Подтянув ногой к себе треклятую коробку, он выуживает смазку, густую, с каким то вкусным тропическим запахом. Так забавно, что тюбик фаллической формы... Это прямо намекает... И Рату приставляет конец тюбика к дырке, который, без проблем в неё погружается, и выдавливает столько, сколько позволяют плотные пластиковые стенки. И Рату не долго трахает Хонзу этим тюбиком, лишь дразня, а не давая что-то полноценное.
Это представление.
Убрав тюбик, Рат бьёт с двух сторон по заднице, и любуется тем, как сжимается растраханная дырка, как в ней блестит смазка. Он приставляет чёрную игрушку и мягко вводит, внимательно наблюдая за процессом. И это, блять, реально круче абсолютно любого порно. В доказательство, член Холта стал вновь твердеть и подниматься, потираясь о внутреннюю сторону бедра Хонзы. Вытащив игрушку, Рат приподнял свои бёдра и вошёл внутрь, отмечая довольным вздохом, как там горячо и влажно. Мягко войдя до упора, он, так же, вышел, и вновь сменился на игрушку. Введя её до конца, Рату надавил ладонью на присоску и стал водить игрушкой из стороны в сторону, быстро ускоряя движения. Он уже откровенно игрался, даже немного издевался.
Склонившись к самой заднице, Рату мягко вобрал в рот поджатые яйца любовника и стал по очереди их посасывать, оттягивать. Рукой он неспешно двигал игрушкой внутри, но как только переключился поцелуями на саму задницу, проникновения стали в разы жёстче, пока не превратились в грубую долбёжку, а поцелуи не обернулись укусами.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



:42: :43: :44: :45: :46: :47: :48: :49: :50: :51: :52: :53: :54: :55: :56: :57: :58: :59: :60: :61: :62: :63: :64: :65: :66: :67: :68: :69: :70: :71: :72: :73: :74: :75: :76: :77: :78: :79: :80: :81: :82: :83: :84: :85: :86: :87: :88: :89: :90: :91: :92: :93: :94: :95: :96: :97: :98: :99: :100: :101: :102: :103: :104: :105: :106: :107: :108: :109: :110: :111: :112: :113: :114: :115: :116: :117: :118: :119: :120: :121: :122: :123: :124: :125: :126: :127: :129: :130: :131: :132: :133: :134: :135: :136: :137: :138: :139: :140: :141: :142: :143: :144: :145: :146: :147: :148: :149: :150: :151: :152: :153: :154: :155: :156: :157: :158: :159: :160: :161: :162: :163: :164: :165: :166: :167: :168: :169: :170: :171: :172: :173: :174: :175: :176: :177: :178: :179: :180: :181: :196: :197: :198: :199: :200: :201: :202: :203: :204: :205: :206: :207: :208: :209: :210: :211: :212: :213: :214: :215: :216: :217: :218: :219: :220: :221: :222: :223: :224: :225: :226: :227: :228: :229: :230: :231: :232: :233: :234: :235: :236: :237: :238: :239: :240: :241: :242:

Рейтинг форумов Forum-top.ru


Вы здесь » DClub » Архив первого DClub'а » [02.09.2016] i eat you alive